RSS

Городской портал госуслуг

Две метлы: как корреспонденты «Вечерней Москвы» дворниками работали

27.08.2018
Идея побыть дворником внушала оптимизм.

Нам вспоминались рассказы «Дяди Гиляя» о дореволюционной Москве и ее суровых бородатых дворниках: во времена Гиляровского московские дворники — внушительного вида мужчины, в основном отставные военные.

Обязательная форма — фартук, форменная фуражка с надписью «ДворникЪ» на околыше, сапоги, калоши. В 1834 году «наше все», Александр Сергеевич Пушкин, писал жене: «На днях возвращаюсь ночь домой — двери заперты. Стучу, стучу, звоню, звоню. Насилу добудился дворника. А я ему же несколько раз говорил, прежде моего приезда не запирать. Рассердясь на него, дал ему отеческое наказание».

Как именно наказал поэт служителя, история умалчивает.

Главный начальник Москвы, генерал-губернатор Владимир Долгорукий, в апреле 1879 года издал указ, где повелевал, чтобы «в каждом доме в Москве должен быть дворник для очередного дежурства днем и ночью». Подчинялись дворники… полиции. В их обязанности входило быть еще и сторожами, тайными агентами и вообще ответственными за многое на подведомственной им территории. Выполняли они функции и службы спасения: в круг обязанностей входило помогать при экстренной ситуации — поднимать упавших граждан, возиться с пьяными, доставать кошек, присматривать за детьми.

А как сегодня работают дворники?

Екатерина Якель, "Вечерняя Москва"
А раньше было так: фартук, форменная фуражка с надписью «ДворникЪ» на околыше, калоши

Мы отправились на улицу Ухтомская, в дом номер шесть. Это Юго-Восточный округ столицы.

— Теперь времена не пушкинские: у нас работает 23 дворника на 34 дома, — рассказал начальник участка номер пять Тимофей Седов. — И конечно, никаких фуражек с бронзовыми надписями мы не выдаем. И уж тем более никто из нас не работает на полицию, — смеется Тимофей. — Но вы попробуйте сами поубирать! Лучше все поймете.

И пошел знакомить с дворниками.

ФЕДОРОВ. Вступаю в разговор первым. Я работал дворником, когда учился в МГУ. Вернее, подрабатывал. Про нас даже Цой пел, что мы «поколение дворников и сторожей». Работал я в центре, здесь для жилья давали крохотную каморку. Из инструментов — только метла летом да лом с лопатой зимой. Брали мы по несколько участков, но контроля не было никакого, летом мы и не убирали почти. Вся работа была только зимой!

Между тем мы подходим к детской площадке, заваленной уже наполовину опавшими листьями. Здесь ждет Анвар Эрметов. Специально ждет: в каждой руке по метле.

Переодеваемся в ярко-оранжевые жилеты.

Екатерина Якель, "Вечерняя Москва"
Из инструментов дворника — только метла летом да лом с лопатой зимой

ШАХИДЖАНЯН. С ходу провоцирую.

— А что будет, если участок не убирать?

На лице Анвара Эрметова отображается вселенский ужас.

— Это как — не убирать? Так сразу же с работы вылетишь — тут такой контроль! И видео, и фото —не дай бог мусор будет после 8 утра! У нас рабочий день начинается в 7 часов: мы уже должны быть, что называется, в поле! Сразу начинаем урны возле подъездов убирать. И все надо делать быстро!

Шахиджанян не выдерживает и первым берет метлу. Сразу выясняется, что мести он не умеет! Попробовав и так, и этак, Шахиджанян наконец, перебарывая стеснение, спрашивает у Анвара, а как, собственно мести? Справа налево или наоборот?

Голос Анвара смягчается. На лице появляется снисходительная улыбка. Терпеливо показывает: берешь и метешь, вот так... Вот так... И за метлой остается чистота.

ШАХИДЖАНЯН. Пробую мести, как показал в проморолике профессионал. Но постоянно остается мусор! В чем секрет? И руки вроде бы те же. Но не выходит.

— Да берите, как вам удобно! — устало произносит Анвар.

Все одно, коварный лист никак не хочет убираться с детской площадки и присоединяться к другим, уже собранным в кучку! Ну почему?

Екатерина Якель, "Вечерняя Москва"
У хорошего дворника метла надежно насажена на черенок и не сильно стертая, он ее регулярно меняет

ФЕДОРОВ. Просто ты, Серег, белоручка. Ты метлу держишь, как нечто инородное, а ее надо просто крепко держать! Ты и девушку так обнимаешь?

Но метла — не девушка, даже крепко зажатая. Все равно не метет, и все тут! Глаза Анвара трагически сужаются, он, видно, думает, что Шахиджанян его разыгрывает. Пока до нашего «начальника» просто не доходит, что он не объяснил: на метлу надо еще и давить, а не просто водить ею туда-сюда.

— Вы машину водите? У вас на стеклах дворники есть? Они к стеклу прижимаются? Да? Ну вот и метлу прижимать надо! — образно и доходчиво резюмировал он.

Шахиджанян предпринимает новую попытку. Чуть ли не всем телом наваливаться на длинный черенок. С таким азартом, что аж метла затрещала... Огрехов и мусора вслед больше нет.

Лицо Анвара проясняется, он искренне радуется, что хоть чему-то научил откровенного белоручку.

Екатерина Якель, "Вечерняя Москва"
Берешь и метешь, вот так... Вот так...

ШАХИДЖАНЯН. Кесарю кесарево.

— А когда уже будет обед?

Анвар Эрматов вновь удивляется. Снова – взглядом. Ни один мускул не дрогнул на его открытом азиатском лице.

— Слушайте, вы тут полплощадки только промели, а уже про обед? Сейчас 11 утра. Обед по распорядку — с 12 до 13 часов.

Федоров тем временем развалился на лавке и, сладко затягиваясь сигаретой, впадает в молодость и извлекает из ее глубин ценные указания.

ФЕДОРОВ. Когда я работал дворником, то часто и за детьми смотрел, и за машинами во дворе... И вообще всех знал. А сейчас как?

— Сейчас не так, - лукаво улыбается Анвар. — За детьми теперь больше няни смотрят или бабушки с дедушками. Я, правда, в своем дворе всех знаю, уже семь лет тут дворником. Дома, в Узбекистане, у меня двое детей и жена. Но такого, чтоб я пьяных поднимал или со всеми был близко знаком, — нет. Дома я всех знаю. А тут иногда даже никто и не здоровается.

Так, за разговорами, вся площадка была подметена, листьев-то было немного.

Екатерина Якель, "Вечерняя Москва"
А тут иногда даже никто и не здоровается

Следующая работа. По плану на сегодня — обрезка кустов. Анвар вручает Шахиджаняну мощные садовые ножницы, и они вдвоем направляются к кустам у детской площадки. Однако и здесь случается казус: если у Анвара лезвия ножниц работают, как автоматическая машинка для стрижки бороды, то у Шахиджаняна дело опять не ладится — не может обрезать ни одной ветки. Может, его ножницы безнадежно тупы?

ШАХИДЖАНЯН. А давай махнемся ножницами!

Анвар беспрекословно отдает свои. Но дело явно не в лезвиях. Шахиджанян краснеет...

Вскоре с кустами было покончено.

— А теперь выносим мусор из мусорных камер! — командует Анвар. Видно, что ему нравится руководить своими новыми помощниками. У Федорова все получается ладно, но работает он с ленцой. А вот коллега — наоборот… Шахиджанян плохой солдат, но старается.

Оставив Федорова дометать детскую площадку, Анвар и Шахиджанян идут за мусором.

ШАХИДЖАНЯН. А насколько хватает одной метлы?

— На один месяц, — Анвар шутливо седлает метлу.

С мусорными баками ваши корреспонденты справились на отлично — не тяжелые (потому что пластиковые), не гнутся и не ржавеют.

Екатерина Якель, "Вечерняя Москва"
С мусорными баками ваши корреспонденты справились на отлично

Позже выяснилось, что главные трудности у Анвара именно из-за мусора.

— Отдельные личности из квартир выносят такие объемы отходов... Размером с комнату. И оставляют прямо у подъезда. Типа, таджики уберут... И ты, узбек ты или киргиз, как хочешь, должен ее убрать! По идее, конечно, это должны делать сами жильцы, это же их ненужное имущество! Заказать бункер-контейнер, а не бросать вот так на дороге, — негодует Анвар. Чтобы разобрать и утилизировать пару полноразмерных диванов, ему приходится потратить слишком много драгоценного дворницкого времени.

Но на Ухотмской мусорная камера только в одном доме номер шесть. Остальные, а кругом пятиэтажки, без мусоропровода. Так что справились Шахджанян с Эрметовым быстро. Возвращаемся к площадке, где Анвар соколиным взглядом оценивает результат работы Федорова. Хитрый Андрей разметал листья по углам и, довольный, снова курит рядом с яркой детской горкой.

— Вы, это, того... Чего это тут наделали? — чуть не срываясь на крик от обиды обращается дворник к стажеру-халтурщику. Но кричать не стал. Хотя, наверное, стоило. Анвар молча забирает из рук журналиста метлу и тут же идет собирать все листья, доделывая за Федорова его работу.

Вскоре появляется мастер Тимофей — проверить результаты.

— Знаете, побаловались — и хватит! — обиженно заявляет Тимофею подчиненный. — Берите этого длинного, пусть там статейки свои пишет. А второго можете оставить, он быстро учится!

Екатерина Якель, "Вечерняя Москва"
Еще по плану на сегодня — обрезка кустов

Таков итог нескольких часов совместной работы.

— Но я так делал, когда еще во времена СССР дворником был! Улицу Герцена мел — и ничего! — пытается защищаться Федоров.

— Знаете, совок любезный, сейчас другие времена. Иные стандарты, однако, — парирует Эрметов. — У нас должно быть чисто! Если хочешь реабилитироваться (в запале он перешел с Федоровым на ты), приходи завтра к 7 утра и увидишь, сколько тут жители мусорят и как все везде бросают, но мы все, конечно, убираем! — предлагает Анвар.

Федоров не нашелся, что ответить. Лишь быстро «засаливает» недокуренную сигарету: тушит ее о каблук и испуганно отправляет в карман, боясь разгневать грозного дворника.

Видя ситуацию, начальник участка хохочет.

— Вот, в дворники вас бы не взяли! — с удовольствием выдавливает он.

Федоров обреченно бредет к автобусной остановке. Шахиджанян остается с Анваром.

Внутри его греет мысль: случись что, дворником его на пятый участок ЮВАО возьмут. Ведь Анвар назвал его способным.

Екатерина Якель, "Вечерняя Москва"
Случись что, Шахиджаняна дворником на пятый участок ЮВАО возьмут

Дворника по метле встречают

У хорошего дворника метла надежно насажена на черенок и не сильно стертая, он ее регулярно меняет. У плохого — стерта до короткого обрезка и постоянно спадает.

Хороший дворник делает себе метлы сам, как и черенки. Если использовать фабричные, они делаются толще и более тяжелыми, а самому можно сделать метлу полегче, и руки будут меньше уставать.

Стандартный черенок 120 см в длину и 25 мм диаметром — выверенное годами соотношение.

Любимая дворниками метла — из березовых веток. Единого стандарта нет, но пластиковые метлы как-то не прижились: они быстрее стираются, и мусор к ним липнет, а к березовой — нет.

Самое слабое место — тележка для мусора. В отличие от метлы, тут стандартов нет, тут все стараются кто во что горазд. Самая популярные виды — на основе тележек от супермаркетов.

Больше всего дворникам понравились новые пластиковые контейнеры для мусора — у них более надежные колеса, они не так гремят, их легче мыть.

Источник - сайт газеты "Вечерняя Москва"

Если вы нашли ошибку: выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Сообщение об ошибке

Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
*
CAPTCHA Обновить код
Play CAPTCHA Audio

Версия для печати